Rambler's Top100
Stolica.ru
Главная | Фотоколлекция | Знакомства с азиатками | Гадания И-цзин | Реклама в Интернет
Удивительный Китай - Wonderful China
Удивительный Китай. Необыкновенная культура Китая, древняя история, потрясающее наследие.

Главная страница <<< Литература и поэзия <<< Рассказы о людях необычайных <<<

Царевна Заоблачных Плющей

I

Ань Дае происходил из Лулуна. Заговорил сейчас же, как только родился. Мать напоила его собачьей кровью - тогда только он перестал.
Затем он вырос: стал тонким, изящным юношей. Второго такого не было, и он, как говорится, "только и смотрел, что на свою тень".
Ко всему этому, он был малый смышленый: умел читать и знать самое важное; за него прочили своих дочерей самые видные, старинные семьи.
Однажды его мать видела во сне, как кто - то ей сказал: "Твоему сыну судьба почтить царевну". Она поверила в это знамение, но вот сыну исполнилось уже пятнадцать и даже шестнадцать лет, а пророчество не было осуществлено, и она уже раскаивалась в том, что поверила сну.
Однажды Ань сидел у себя один. Вдруг слышит запах каких - то необыкновенных духов. В тот же миг к нему вбегает красивая служанка и говорит:
- Царевна прибыла!
И сейчас же разостлала по полу длинный ковер, а в дом уже входила девушка, опираясь на плечо своей служанки. Красота ее наряда, сияние прекрасного лица озарили светом всю комнату.
Тотчас же, как только она вошла, служанка бросилась к дивану и положила на него вышитые подушки, взяла девушку опять под руку и помогла ей сесть. Ань пришел в крайнее замешательство - не знал, что ему теперь делать. Почтительно склонился перед девушкой и сказал:
- О фея, небожительница, откуда дают себе труд спуститься ко мне ваши драгоценные ножки?
Девушка улыбалась, прикрывая рот рукавом своего халата.
- Это царевна Заоблачных Плющей, - сказала прислуга, - из Дворца Августейшей царицы. Агустейшая Царица дарит вас, сударь, своим вниманием: она хочет, чтобы царевна спустилась с высот и вышла за вас замуж, Для этого она посылает ее сюда лично явиться и осмотреть ваш дом.
Ань был вне себя от счастья, положительно не знал, как составить свою речь. Девушка тоже опустила голову. Оба молчали.
Ань всегда любил играть в шахматы, и шахматная доска постоянно была у него под рукой. Одна из служанок царевны схватила красный платок и вытерла с доски пыль, потом перенесла ее на диванный столик.
- Царевна целыми днями предается этому удовольствию, - сказала она, - интересно, кто из вас выиграет, она или же наш, так сказать, "розовый князек".
Ань подсел к столику. За ним с улыбкой подсела и царевна. Не сделали и тридцати ходов, как служанка смешала шашки.
- Царский зять проиграл, - сказала она и убрала шашки в коробку, - Царский зять, очевидно, среди жителей этого мира считается великим мастером, так что царевна может согласиться лишь на шесть шашек.
И поставила Аню шесть черных шашек. Царевна сделала то же у себя.
Сидя за столом, она приказывала служанке лечь у кресла и подставить ей под ноги свою спину. Когда же ее левая нога касалась пола, то наступала очередь другой служанки лечь к ней справа, а в это время две девочки становились по обе руки царевны и служили ей. Когда Ань погружался в раздумье, она сгибала руку и облокачивалась на плечо служанки. Игра еще не закончилась, как маленькая служа ночка сказала с улыбкой:
- А царский - то зять проиграл - таки одну шашку!.. Другая служанка подошла к царевне и доложила:
- Царевна устала, надо бы пока что удалиться домой.
Царевна склонилась к ней и шепнула что - то на ухо.
Служанка вышла и сейчас же вернулась, положив на диван тысячу серебром.
- Мне царевна говорит, - заявила она Аню, - что ваш дом очень уж жалкий и убогий. Потрудитесь на эти деньги несколько принарядить его, пристроить и украсить. Когда все будет готово, настанет час свидания.
- Помните, - сказала другая служанка, - что в этом месяце можно попасть под небесную кару, строить и возводить чего - либо не следует, а в следующем месяце будет удача.
Царевна поднялась с места, студент загородил ей путь, остановил и запер дверь. Тогда служанка достала какую - то вещь, с виду напоминавшую складной мешок, положила на пол и стала надувать. Вдруг оттуда вырвались тучи: миг - и все померкло, не стало видно ничего. Ань бросился искать, но царевна исчезла.
Узнав об этом происшествии, мать Аня решила, что это обольстительное, но злое наваждение. У студента же вся душа неслась куда - то вверх. Он и во сне и наяву все только и думал что о царевне; не мог отстать от мечты о ней. Ему было не до того, чтобы считаться с указанным запретом, и он быстро покончил с постройкой. День свидания был все ближе и ближе. Дома и пристройки стояли новехонькие.

II

Незадолго перед этим по соседству с Анем поселился приехавший на экзамены из Луаньчжоу студент, некий Юань Даюн. Приехал и по соседски занес студенту свой именной листок. Ань обычно был не очень общителен и велел сказать, что его нет дома. Потом, укараулив момент, когда Юань куда - то ушел, он сделал ему ответный визит.
Прошло так с месяц. Как - то случилось, что оба встретились на улице. Перед Анем был юноша лет двадцати с небольшим.
Он был одет в дворцовый атлас, из которого был сделан летний халат. Пояс был шелковый и туфли черного вороньего цвета. Вид он имел человека весьма культурного и тонкого.
Ань завел с ним серьезную беседу. Новый знакомец оказался очень симпатичным и искренним. Ань сделал приветствие рукою и ввел его к себе.
Дома он усадил его за шахматы; выигрывал то тот, то другой. Ань велел дать вина и задержал гостя, собиравшегося уходить. Беседовали, смеялись, обоим было очень весело.
На следующий день Юань пригласил Аня к себе. Угостил его самыми дорогими и разнообразными яствами, ухаживая за ним с особой любовью и предупредительностью. Прислуживал студентам отрок лет двенадцати - тринадцати, который звонко пел, ударяя в такт кастаньетами, прыгал, жонглировал, выделывал разные фокусы ловкости.
Ань сильно захмелел, так что не мог идти. Юань велел мальчику отнести его на себе домой, Ань выразил опасение, что такому нежному и хрупкому созданию не совладать с ношей, но Юань настаивал. И что же - у отрока оказалась огромная сила. Он взвалил Аня к себе на плечо и дотащил до дому.
Студент дался диву и на следующий день подарил отроку в благодарность за услугу серебра. Перед тем как взять, мальчик долго отказывался.
С тех пор дружба между студентами стала особенно искренней и интимной. Едва проходило три дня, как уже один из них заходил к другому.
Юань был человек сдержанный, молчаливый, но весь одушевленный лучшими порывами, которые сейчас же проводил в дело. Если он видел, что на базаре кто - либо, обремененный долгами, продает девочку, он сейчас же развязывал кошель и выкупал ее, нисколько не скупясь. За это Ань стал особенно его ценить и уважать.

III

Как - то через несколько дней после их свидания Юань пришел к Аню с прощальным визитом и при расставании подарил другу палочки из слоновой кости, четки из сандала и другие вещи, числом до десятка, а то и больше. Дал ему также сот пять чистого, белейшего серебра, сказав, что это ему на обзаведение. Ань вернул другу серебро, оставив себе только вещи, и, в спою очередь, одарил его кусками шелка.
Через месяц с чем - то случилось следующее. В дом богатого лэтинского чиновника, только что ушедшего с огромным состоянием в отставку, забрались ночью грабители. Они схватили хозяина дома, стали его жечь каленым железом и ограбили весь дом начисто.
Слуги в одном из грабителей опознали Юаня. Было возбуждено дело и дан приказ о его преследовании и аресте.
Сосед Аня, некий Ту, давным - давно уже не выносивший его и его семьи, видел, как рос строительный материал на дворе Аня, затаил подозрение насчет происхождения всего этого и завистливое чувство.
Случилось как - то, что мальчик, слуга Аней, украл костяные палочки и продал кому - то из семьи Ту. От него тот узнал, что палочки эти достались Аню в подарок от Юаня. Ту побежал доложить об этом главному правителю области. Правитель пришел с солдатами и окружил дом Аня со всех сторон. Как раз в это время студент со слугой куда - то ушли. Арестовали его мать и увели.
Мать была уже дряхлая, сильно в годах. От испуга в ней еле осталось дыхание; она перестала есть и пить. Прошло два - три дня - правитель велел освободить ее.
Студент, узнав о том, что случилось с его матерью, быстро примчался домой, но мать уже серьезно занемогла и через ночь скончалась. Студент положил ее в гроб, и только что управился, как был тотчас же схвачен полицией и уведен.
Правитель, видя, что перед ним стоит совсем еще молодой человек, очень милый и культурный, подумал, что это, пожалуй, донос и напраслина. Нерешительно прикрикнул на обвиняемого. Тот во всей точности рассказал ему историю своей дружбы с Юанем.
Правитель спросил, как это он так внезапно разбогател.
- У моей матери, видите ли, - отвечал Ань, - были накоплены слитки серебра, а так как я собирался ветретить у себя молодую жену, то и стал воздвигать брачные хоромы.
Правитель поверил студенту и выдал приказ на препровождение его к уездному начальству.

IV

Сосед, зная, что за Анем теперь никакого дела больше не будет, подкупил за большие деньги смотрителей, велев им по дороге убить Аня. Путь шел в глубине гор. Служители приволокли Аня к скале, желая его столкнуть с нее. Придумать Аню было уже нечего, опасность была на носу, приходилось очень круто...
И вот вдруг из чащи выскочил тигр, загрыз насмерть обоих служителей, схватил студента в зубы и унес.
Принес он его куда - то, где высились двойные башни, где тянулись друг за другом большие дома. Тигр вбежал в один из таких домов и положил там Аня.
И вот видит, как к нему выходит царевна Заоблачных Плющей, опираясь на поддерживавшую ее служанку. Она с грустным - грустным лицом принялась утешать студента:
- Хотела бы тебя здесь у себя оставить, но ведь нашей матушке еще не нагадано последнее земное обиталище. Следовательно, ты бы лучше явился самолично со своим ордером на арест в уездное правление и повинился, что пришел один. Ручаюсь, что тебе никакого зла не будет.
С этими словами она сняла со студента пояс и навязала на него узлов десять.
- Когда явишься к управителю, - сказала она назидательно, - то ухватись за узел и развязывай. С развязыванием узла развяжется и беда.
Студент так и поступил, как она ему сказала. Явился к чиновнику и отдал себя его правосудию. Правителю очень понравилась эта искренность и доверчивость, да, кроме того, из бумаги он узнал, что этот человек потерпел от напраслины. Вычеркнул его из списка подсудимых и велел идти домой.

V

На полпути Аню встретился Юань. Сошли с коней, взялись за руки и стали рассказывать о том, что с ними стряслось. Юань был весь негодование, которое так и горело на его лице, но молчал, ни слова не проронив
- Ах, друг, - сказал Ань, - при твоей - то культурности и образованности - ну стоило ли так себя пачкать?
- Те, кого убил твой друг, - отвечал Юань, - были люди бессовестные. Все, что я забрал, было бесчестно добытое богатство. Иначе, валяйся оно на дороге, я бы не подобрал. Все то, что ты мне выговариваешь, конечно, верно, превосходно... Ну, а все - таки людей вроде твоего соседа разве можно оставлять в живых? С этими словами он вскочил на коня и исчез. Дома студент закончил похороны матери, привел в убогий вид свою комнатку и перестал принимать гостей.
Вдруг ночью к соседу явились грабители и убили как самого Ту, так и его сыновей и прочих, человек с десять. Оставили в живых только одну служанку. Все, что было ценного, грабитель поделил с мальчиком, который был при нем, а сам перед уходом взял свечу в руки и сказал служанке:
- На, смотри и знай, кто я! Убийца - только я, а других это совершенно не касается.
С этими словами он, даже не открыв дверей, полетел по крышам через стены и был таков.
Наутро дали знать в управление. Чиновник решил, что студент должен кое - что знать. И вот его опять схватили и увели.
Чиновник стал его допрашивать с сердитым видом и в резких выражениях. А студент, поднявшись к столу" ухватился за пояс и, давая показания, один за другим развязывал узлы. Правитель так и не мог ничего дознаться и вторично отпустил его на свободу.

VI

Вернувшись к себе, Ань стал еще сильнее, что называется, "гасить свой свет": сидел за книгой, никуда не выходя. Ему стряпала кривая старуха, больше никого и ничего не было.
Когда траур по матери кончился, он принялся ежедневно подметать двор, ожидая приятных известий... И вот однажды чудесные духи наполнили двор. Студент взобрался на вышку и увидел, что от самой улицы и до дома все парадно убрано со сверкающей пышностью; нерешительно поднял расписной занавес, глядь, - а в комнате уже сидит царевна, сияя красивейшим нарядом.
Бросился к ней, сделал глубокий поклон. Она взяла его за руки.
- Ах, милый, ты вот не поверил судьбе и довел до того, что постройка причинила тебе столько бед, а тут еще наступило это время, как говорится, "соломы и булыжника", вместо постели и подушки. И на три года задержались наши с тобой лютня с цитрой: вышло, значит, так, что ты заторопился и этим, наоборот, только замедлил дело. Всегда, всегда, как известно, это бывает у людей...
Студент достал деньги, собираясь устроить угощение, но царевна остановила его.
- Этого уже не требуется, - сказала она. А служанка полезла в шкаф и достала оттуда отменно вкусных вещей, закусок, супов и прочего. Все было горячее, свежее, словно только что из котлов. Вино тоже было кристально чистое и вкусно пахло,
Стали пировать. Скоро солнце уже пошло на вечер. Служанки, бывшие под ногами царевны, одна за другой исчезли. Ее ленивые и нежные конечности устали; ноги то подвертывались, то снова выпрямлялись, словно ей не на чем было сидеть. Студент схватил ее в страстные и уже бесцеремонные объятия.
- Возьми, сударь, пока руки прочь, - сказала она. - Перед тобою теперь два пути. Прошу тебя, выбирай сам.
Студент приник к ее шее и спрашивал, что это значит.
- А вот что: если нам с тобою быть в дружбе за шахматами и вином, то мы можем с тобою быть вместе лет тридцать. А если ты выберешь радости брачного ложа, то нашему согласию предстоит, пожалуй, лет шесть. Что же ты выберешь, а?
- Ну, - сказал студент, - пусть сначала будут эти шесть лет... А там - посмотрим!
Царевна молчала, и они слюбились в радости.
- Я, видишь ли, - сказала царевна, - определенно - пала, что тебе не сойти с путей грубого мира... Что ж!.. Опять, значит, судьба!

VII

Она велела Аню завести кухарок и прислуг, поселив их всех на южном дворе, где они стряпали и пряли на продажу для поддерживания хозяйства, а в это время на северном дворе не было никакого огня и дыма. Там стояли лишь на досках шахматы, вино, чарки - и больше ничего. Дверь, ведущая в этот двор, была постоянно закрыта. Когда открывал студент, она распахивалась сама собой. Остальным же нельзя было и войти.
Тем не менее царевна сейчас же узнавала, кто на южном дворе прилежен и кто ленив, и, когда нужно было, посылала студента пожурить и наказать, кого следовало. И всякий раз все покорно сносили это, как совершенно правильное взыскание.
Она никогда не говорила лишних слов, никогда не хохотала. Если с нею говорили, она наклоняла голову и слегка посмеивалась.
Она всегда сидела с мужем плечо к плечу и любила на него облокачиваться. Студент поднимал ее и сажал на колени; она была так легка, словно у него в руках был ребенок.
- Какая ты легонькая, милая, - говорил студент, - ты, пожалуй, станцуешь на ладони! Помнишь, как та самая?..
- Что ж тут трудного? - отвечала она. - Только я не особенно обращаю внимание на то, что делают служанки. Ведь Летающая Ласточка на самом деле не кто иная, как служанка моей девятой сестры; ее за взбалмошность частенько наказывали, а однажды рассердились и прогнали вниз, к людям. Там она к тому же еще не соблюдала своей девственности, и вот теперь ее заточили в подземные узилища.
В покоях царевны все было закрыто, застлано парчой и коврами, так что зимою там никогда не бывало холодно, летом - жарко. Какая бы суровая зима ни была, царевна неизменно носила легкие шали. Ань заказал ей новое платье и настаивал, чтобы она его надела. Она надевала, но через некоторое время опять снимала.
- Ах, знаешь, эта мирская, грязная вещь, - говорила она, - все кости мне раздавит, и я наживу сухотку.

VIII

Однажды, когда муж держал ее на коленях, он вдруг почувствовал, что она стала вдвое тяжелее против прежнего. Почувствовал и выразил свое удивление. Она улыбнулась.
- Вот здесь, - сказала она, указывая на живот, - живет мирское семя.
Через несколько дней она нахмурила брови, перестала есть.
- Я захварываю, - сказала она, - меня тошнит, Очень хочется чего - нибудь жареного или копченого.
Студент велел приготовить ей самого вкусного и сладкого, что было, и с этих пор она стала есть и пить, же не отличаясь от простых смертных.
- Вот что слушай, - сказала она однажды мужу, - меня тело такое слабое, хрупкое, что, пожалуй, не выдержит родов. А вот служанка моя, Фань Ин, наоборот, страшно здоровая: нельзя ли будет ею меня заменить?

И с этими словами она сняла с себя исподницу, надела ее на Ин и заперла ее в спальне. Через несколько минут послышался крик ребенка. Открыли двери, - смотрят - мальчик!
- Этот мальчик, - сказала весело царевна, - носит все признаки счастья, это большой талант!
И назвала его Даци. Спеленала, вручила мужу, веля передать кормилице на южный двор. С тех пор как она
освободилась, талия у нее опять стала тоненькая, как была раньше, и она опять перестала есть жареное и копченое.
Вдруг однажды она стала прощаться со студентом, говоря, что собирается на некоторое время уехать, чтобы проведать родителей. Студент спросил, когда же она вернется. Сказала - через три дня. И вот опять надули складной мех, как то уж было однажды, и она стала невидима.
К сроку она не вернулась. Прошел еще год - никаких известий.
Студент, потеряв всякую надежду, опять заперся у себя в доме. Спустил, что называется, полог - и в конце концов получил степень уездного кандидата.
Жениться он не пожелал, но каждую ночь проводил один на северном дворе, купаясь в аромате воспоминаний. И вот раз ночью, когда он в бессоннице ворочался на постели с боку на бок, вдруг он видит, как в окно стрельнуло пламя свечи. Двери сами собой распахнулись, и толпа служанок ввела царевну под руки в комнату. Студент пришел в восторг...
Стал спрашивать, как это она так провинилась перед ним, нарушив обещание.
- Да ведь, позволь, - сказала царевна, - я срока не пропускала. У нас на небесах прошло всего лишь два с половиной дня.
Теперь студент, довольный собою, стал хвастать и сообщил ей, как он осенью, так сказать, "победил". Он рассчитывал, что царевна, наверное, будет очень этому рада. Но она, напротив, исполнилась томной грусти.
- К чему эти эфемерные вещи? Им ведь не создать человеку ни блеска, ни сраму. Ломают человеку жизнь, и только... Ах, три дня, всего три дня, как мы не видались с тобою, а ты еще на один слой ушел в земные перегородки!
После этого студент уже больше не стал искать карьеры.
Прошло еще несколько месяцев. Она опять выразила желание уехать к родным. Студент принялся горько сетовать и любовно просить.
- Ну, - сказала она, - на этот раз я уйду и обязательно вернусь пораньше, нечего тебе напрягаться ожиданием. Скажу еще, что разлука и свидание с живым человеком земли имеют каждое свою отсчитанную судьбу. Укороти ее - она станет длиннее; дай ей течь, как надо, - будет короче.
Ушла, а через месяц уже вернулась. С этих пор раз в полтора года она уходила и зачастую возвращалась лишь через несколько месяцев. Студент привык к такому порядку вещей, считая эти отлучки делом вполне нормальным, и нисколько не дивился.

IX

Она родила ему еще сына, подняла на руки и сказала:
- Это гиена, это волк!
И велела его сейчас же выкинуть.
Студент не мог этого допустить и остановил ее. Назвали мальчика Кэци.
Как только мальчику исполнился год, она заторопилась со свадебным гаданьем. Свахи ходили пятка к пятке, но когда осведомлялись о гороскопе невесты, то все как - то не сходилось.
- Вот видишь, - говорила она мужу, - я все хочу нашему волчонку заготовить конуру поглубже, а не удается. Придется, значит, лет на шесть, на семь его бросить... Судьба, - ничего не поделаешь! А ты вот что:
хорошенько запомни, что я тебе скажу! Через четыре года в семье Хоу родится девочка. У нее на левом ребре будет небольшой нарост. Это и будет жена мальчику. Нужно будет их женить, и нечего там равняться, у кого из вас какой дом, у кого какая земля.
Она велела мужу сейчас же записать это себе в тетрадь.
После этого она отправилась к родным и больше к мужу не возвращалась.
Студент рассказал родным и знакомым о том, что от нее услыхал, и, действительно, нашлись такие Хоу, у которых родилась девочка с наростом на ребре. Хоу был человек низкий и порочный, и с ним вообще никто себя не равнял. Но Ань решительно посватался, и дело было кончено.
Даци семнадцати лет уже получил первую степень. Он был женат на некоей Юнь. Оба супруга отличались послушанием родителю мужа и жили между собою дружно. Отец их очень любил.
А Кэци подрастал. Он не любил заниматься книгой, а все больше украдкой бегал к разным бездельникам играть в азартные игры и дома всегда что - нибудь крал для расплаты с долгами.
Отец, бывало, рассердится, прибьет его, но исправить его так и не мог. Тогда он стал предупреждать его, грозя несчастьем, но также ничего не добился.
Однажды ночью Кэци вышел поворовать и начал уже понемногу сверлить дырку в заборе, как был застигнут хозяином дома, связан и препровожден к начальнику уезда. Узнав, кто он такой, начальник отпустил Кэци, но при своем визитном листке.
Оба Аня, отец и сын, связали его и стали немилосердно драть, так что он был почти уже без дыхания. Тогда брат стал умолять отца освободить Кэци, и тот наконец его отпустил.
Отец от гнева и стыда захворал, стал мало есть и оставил завещание о разделе земли между сыновьями. Все лучшие дома и жирные земли отходили к Даци.
Кэци обиделся, рассердился. Встал ночью и с ножом сошел в спальню брата, чтобы его убить. Однако по ошибке попал ножом в невестку.
А дело было так. После царевны остались шаровары" легкие, необыкновенно мягкие. Юнь их присвоила себе как ночную одежду; когда Кэци хватил по ним ножом, то во все стороны взметнулись огненные звезды... Кэци в страшном испуге бросился бежать.
Когда отец узнал об этом, ему стало еще хуже, и через несколько месяцев он умер. Кэци, услышав о смерти отца, решил вернуться домой. Брат встретил его хорошо, и от этого Кэци разнуздался вовсю, так что через год все земли и угодья, которые пришлись на его долю, были растрачены.
Тогда он обратился в уездное правление с жалобой на брата. Однако правитель, зная доподлинно, что он за человек, обругал его и выгнал вон. С этой поры приятельским отношениям братьев пришел конец.

X

Прошел еще год. Кэци исполнилось двадцать три, а девице Хоу - пятнадцать. Брат вспомнил слова матери и хотел поскорее устроить свадьбу. Позвал Кэци к себе, выделил ему прекрасный дом, чтобы жить вместе с ней; затем встретил молодую жену, ввел ее в дом и записал на нее лучшие, оставленные отцом земли. Вручая ей все это, он сказал ей так:
- Вот эти мои скромные несколько десятин земли я ради тебя, невестушка, берег, не щадя жизни. Теперь все это передаю тебе. Мой братец - человек беспутный. Дай ему хоть вершок соломы, он все спустит. А после этих моих слов ваше дальнейшее благосостояние или, наоборот, нищета целиком находятся в твоих руках, невестушка. Если ты сумеешь заставить его исправиться, то нечего бояться холода и голода. Ну а если не сумеешь, то я тоже, знаешь, не могу заполнить бездонную яму.
Хоу была из самых простых маленьких людей, но тем не менее отличалась смышленостью и привлекательностью. Кэци очень ее боялся и любил. Что бы она ни сказала, он никогда не смел идти наперекор. Когда он отлучался, она назначала ему срок в часах и минутах; если срок бывал пропущен, то она бранила и поносила его и после этого не садилась с ним за стол вместе есть и пить. Кэци, живя в таких условиях, слегка подтянулся.
Через год у него родился сын.
- Ну, а теперь, - сказала жена, - мне нечего у кого - либо искать. Несколько десятин жирной земли при мне. Стало быть, матери с сыном нечего бояться холода или голода. Пусть даже мужа теперь не будет, и то ладно!
Как - то случилось, что Кэци, украв дома крупы, пошел играть. Жена, узнав про это, схватила лук со стрелой, стала у ворот и не пускала его домой. Кэци в сильном испуге бросился от нее прочь; потом, укараулив момент, когда она ушла в дом, он тоже пробрался туда на цыпочках. Жена схватила нож и вскочила на ноги. Кэци опять бросился бежать вон. Она - вслед за ним, рубанула ножом, рассекла, пропоров штаны, ягодицу. Кровь так и хлынула на чулки и туфли.
В сильнейшем раздражении Кэци бросился с жалобой к брату, но тот не стал с ним разговаривать. Кэци убежал в озлоблении и стыде.
Однако через ночь он опять пришел, стал перед невесткой на колени, жалобно заплакал и стал просить заступиться за него перед женой. Тем не менее та его по - прежнему не желала принимать. Кэци рассвирепел и сказал, что он идет убивать жену. Брат молчал, Кэци вскочил, схватил копье и выбежал.
Невестка сильно перепугалась и бросилась его останавливать, но муж сделал ей глазами знак и, когда брат убежал, сказал ей:
- Это он так, нарочно все разыгрывает. На самом же деле не посмеет и домой прийти.
Послали человека посмотреть, что Кэци делает. А он, оказывается, уже вошел в дом. Тогда у Даци лицо стало серьезным, и он приготовился было бежать за ним, как Кэци уже выходил из дому, затаив от страха дыхание.
Дело было так. Кэци вбежал, когда жена его играла с ребенком. Как только она его увидела, бросила дитя на постель и пошла за кухонным ножом. Кэци струсил и, волоча копье, побрел назад, а жена, выгнав его на улицу, вернулась домой.
Брат уже знал, в чем дело, по притворно стал его с - прашивать, как и что. Кэци .молчал, повернулся в угол и заплакал. Плакал так, что вспухли глаза. Брат пожалел его и сам пошел с ним. Тогда жена приняла его, но, как только брат вышел, наказала, поставив на колени. Затем взяла с него тяжкую клятву... В конце концов дала ему, как милостыню, поесть из разбитой миски.
С этих пор Кэци исправился, стал хорошим. А жена его вела счета и книги. С каждым днем богатели все больше и больше. Кэци подобострастно смотрел, как все это делалось, и больше ничего.
Он дожил до семи десятков. Сыновей и внуков у него было множество, а все ж жена нет - нет да возьмет его за седые усы, да еще заставит прогуляться на коленях.

Автор этой повести сказал бы так:

Сварливая, ревнивая жена - что чирей на самой кости. Умирай, и только... Яд ведь - что другое?
А возьми мышьяку и приложи к чирею, и какой бы ни был злой нарыв, можно исцелиться. Это не какая - нибудь ромашка! И если бы наша фея не видела насквозь человека с его внутренностями, неужли ж она решилась бы оставить в своем потомстве яд?



Комментарии переводчика

..."только и смотрел что на свою тень". - Старинный образ самовлюблённого молодого начетчика.

...знать самое важное... - В старом, дореформенном Китае образованному молодому человеку полагалось читать только серьезные вещи: классиков, историю, поэтов; понятие литературы вполне совпадало с понятием литературы серьезной.

..."почтить царевну", - Обычно говорят о женитьбе "брать жену", но в исторических текстах, на которые здесь намекает Ляо Чжай, это выражение "брать" в речи о царевне считается непозволительным и заменяется словом "почтить" в смысле выказать благоговение.

...пятнадцать и даже шестнадцать лет... - Возраст, в котором в старом Китае считали нужным женить и выдавать замуж уже фактически; сговоры бывали и ранее, даже - гадательно - когда ребенок, один и другой, еще находились во чреве матери.

Шахматы - в Китае двух родов; "слоновые" и "облавные"; первые напоминают наши, вторые - очень сложная игра в войну, с массой фигур.

Диванный столик - имеет вид широкого табурета, украшенного резьбой и инкрустациями. Он ставится на широкий диван между сидящими, и на него кладут угощения.

"Розовый князек". - Так именуется в старых китайских текстах зять царя.

Тысячу серебром - то есть тысячу лан весовых единиц чистого серебра.

...в этом месяце можно попасть под небесную кару... - В астрологическом, очень чтимом в народе, календаре было обозначено, что можно делать в данный день и чего нельзя, чтобы не навлечь на себя небесной кары. Книжки - альманахи с подобными предсказаниями были самым дешевым товаром на китайском рынке.

Дома и пристройки. - Китайский дом состоит из многих строений, наподобие нашего крестьянского, но разделен дворами.

...не нагадано последнее земное обиталища. - Гадать о том, где следует похоронить умершего, считалось первой обязанностью каждого сына или дочери. Гадание производилось особыми гадателями - геомантами (конечно, шарлатанами).

...привел в убогий вид свою комнатку... - Чтобы усугубить траур, в подражание древним героям сыновнего благочестия.

"Гасить свой свет" - выражение из Лао - цзы, у которого сверхчеловек тушит свой светильник и приравнивает себя к окружающей пыли (мрази),

...все парадно убрано - как подобает при приеме невесты в дом.

...время... "соломы и булыжника"... - Суровый траур сына по родителям.

Лютня с цитрой - супружеское, согласие.

...носит все признаки счастья... - Согласно прорицанию по очертаниям лица, имеющему в Китае, как и прочие виды гадания, огромную литературу.

Даци - "Большой Талант".

...спустил... полог... - То есть не позволял себе никакого соприкосновения с внешним миром.

"Победил" - на экзаменах конкурентов.

Кэци - "Тот, кого следует выбросить вон".

...мне нечего у кого - либо искать. - По китайским законам тех времен после рождения сына никакого развода быть не могло.







Вернуться в оглавление сборника "Рассказы о людях необычайных"
Написать свое мнение на форуме !

Текст воспроизводится по изданию: Пу Сунлин. Рассказы о людях необычайных. М., 1988.
Последнее, наиболее полное комментированное и иллюстрированное издание новелл Пу Сун-лина в переводах В. М. Алексеева находится на сайте "Петербургское востоковедение"
(с) В. М. Алексеев, перевод, 1988
(с) Центр "Петербургское Востоковедение", 2000

 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

Stolica.ru