Удивительный Китай

Реклама в Интернет
Поэзия Китая Rambler's Top100







Здравствуйте!

Меня зовут Борис Мещеряков. Приветствую Вас на страничке поэзии сайта Удивительный Китай. Надеюсь, что она заинтересует в первую очередь тех, кто увлекается культурой средневекового Китая. Хочу предложить Вашему вниманию литературный проект, которым я начал заниматься еще в 1986 году. Это — полный перевод на русский язык антологии китайской классической поэзии VI-XVI вв. в жанре "ши" под названием "Стихи тысячи поэтов". Как же получилось, что я, музыкант по образованию, начал заниматься поэтическими переводами, да еще со средневекового китайского?

Я серьезно увлекся иностранными языками после окончания средней школы, когда поступил в музыкальное училище имени Гнесиных. Прилично овладев английским за один год обучения на курсах РОНО, я стал самостоятельно изучать французский и польский языки. Затем принялся за немецкий и готовился заняться японским — меня привлекала иероглифическая письменность. Но занятия наткнулись на досадное препятствие — не было оригинальной литературы для чтения на японском, а довольствоваться только текстами из учебника было неинтересно. Здесь-то и произошло событие, надолго определившее мои интересы.

В конце 1984 — начале 1985 годов, в книжном магазине "Дружба" на улице Горького, где продавались книги стран соцлагеря, открылась секция книг КНР. Первая завезенная партия китайских книг состояла из выставочных экземпляров, по которым, очевидно, предполагалось сформировать понятие об интересах и пристрастиях наших читателей. Однако, книг на русском языке там практически не было. Большинство составляли издания на китайском, английском и французском языках. Я начал ходить в этот магазин практически каждый день, подолгу разглядывая красочные альбомы и тома с непонятной каллиграфической вязью. К счастью, на полках хватало и учебной литературы: грамматики, пособия, словари, хрестоматии для легкого чтения. Выбор в пользу изучения китайского языка был сделан.

Еще одним плюсом перспективы изучения китайского была удивительная дешевизна китайских книг. Моя стипендия и скромная зарплата преподавателя позволяли мне покупать практически все, что казалось интересным. На вкладке каждой книги, карандашом был вписан перевод названия, а также имя автора. Так, еще почти не зная языка, я купил несколько сборников китайской классической поэзии, что называется "про запас". Но начинать все же пришлось с адаптированных книжек для чтения со словарем и комментариями на английском. Как-то в одной из них я прочитал исторический анекдот о настоятеле буддийского монастыря и посетившем его вельможе, который при расставании процитировал две последние строки из танского стихотворения. Строки эти как-то отложились у меня в подсознании...

...Однажды летом 1986 года, я сидел в лунную ночь на даче и листал сборник китайской поэзии (из числа тех самых купленных "про запас"), силясь понять хотя бы что-нибудь из напечатанного. Вдруг я увидел стихотворение, показавшееся мне удивительно знакомым. Это оказалось то самое танское четверостишие, две последних строчки которого были мне уже известны. И тут, в каком-то озарении, я впервые вдруг сразу уяснил содержание и смысл прочитанного. Более того, этот мгновенно возникший в моем сознании перевод был уже уложен в рифмованные строки. Меня, ранее никогда не писавшего стихов, это настолько поразило, что возникло желание попробовать еще. Я нашел в сборнике (который назывался "Стихи тысячи поэтов") достаточно простое по лексике четверостишие и, вооружившись словарями, сделал подстрочник. После некоторой работы в уме, переведенные иероглифы наконец обрели стихотворную форму.

Мучительный и увлекательный процесс разгадывания иероглифических ребусов постепенно сделался необходимостью. И тогда возникла идея: а почему не попробовать перевести весь сборник целиком? Тем более, что он был снабжен и литературоведческими примечаниями, позволявшими уяснить принципы построения регулярных китайских стихов — "ши", а также понять многочисленные реалии и исторические намеки, которыми так насыщена китайская классическая поэзия.

Пожалуй, теперь пора выяснить, что же такое "ши"? Это — стихотворения с фиксированной длиной строки, состоящей из 7 или 5 иероглифов. Семисловные стихи организованы по принципу: 4 + 3, В пятисловных стихах, этот принцип, соответственно: 2 + 3. Таким образом, цезура (краткая остановка — Б.М.) всегда делается перед третьим иероглифом-словом от конца. Забегая вперед, скажу, что в подавляющем большинстве своих переводов я стремился воспроизвести эту ритмическую особенность китайского регулярного стиха. В тексте переводов, место цезуры обозначено пятикратно увеличенным пробелом. Всего строк в стихотворении "ши" может быть 4 или 8. Рифма оригинала, как правило, сквозная, или, как ее называют специалисты — "редифная", при этом вторая строка обычно не рифмуется. Кстати, схожей схемой рифмовки пользовались и средневековые поэты Арабского Востока и Средней Азии.

Еще одной особенностью китайского стихосложения, которая, к сожалению, вообще не поддается передаче при переводе на другой язык, является их определенная тонально-интонационная мелодия. Дело в том, что китайский язык относительно беден в смысле звукового разнообразия, что приводит к наличию в нем большого числа одинаково звучащих слогов — омофонов. Однако же этот недостаток с лихвой компенсируется возможностью произносить каждую фонему максимум с четырьмя различными звуко-высотными интонациями (т.н. тонами). Недавно мне пришла в голову мысль, что, пожалуй, единственное, чем можно заместить потерю интонационной мелодии китайского стиха при переводе его на русский язык — это сознательное использование переводчиком аллитерации, что наряду с рифмой способно придать переводу понятную именно русскому слуху музыкальность, делая переводные стихи приятными для чтения вслух и легко запоминающимися.

В стихах "ши" oбязателен синтаксический и смысловой параллелизм во 2-3 и 4-5 строках четверостишия или восьмистишия, соответственно. В параллельные места обычно помещались литературные или исторические аллюзии, показывающие эрудицию классически образованного автора и дополняющие смысл и настроение стихотворения. Нередко встречаются и стихи, написанные на известные концевые рифмы какого-либо знаменитого образца (отдаленная аналогия этой культурной традиции — пришедшая к нам из Франции интеллектуальная забава — "буриме"). Любопытно, что в старом Китае даже издавались специальные многотомные словари классических рифм.

Начав переводить стихи в жанре "ши", я еще не задумывался об адекватной форме их представления по-русски. Позже, поразмышляв на эту тему, я решил отказаться от аутентичной передачи редифной рифмы оригинала, поскольку для русскоязычного читателя такой перевод будет звучать как бы "по-среднеазиатски" (ведь у всех до сих пор на памяти превосходные и абсолютно точные в передаче рифм оригинала переводы Н.Заболоцкого, А.Тарковского и других наших мастеров). Использование же перекрестной, опоясывающей, а в ряде случаев, и внутренней рифмы, по моему мнению, делало звучание перевода более музыкальным и привычным для русского уха. Ведь редифная рифма, самая естественная — из-за огромного числа омофонов — для китайского языка, по-русски порой выглядит нарочитой версификаторской эквилибристикой. С другой стороны, добросовестная передача порядка слов и их значений путем отказа от рифмовки, лишало бы перевод ритма и музыкальности, столь присущих оригиналу.

Работа по переводу книги проходила следующим образом: дома я делал один или два подстрочника, а затем, уяснив смысл и настроение стихотворения, уже старался облечь его в соответствующую форму. Последнее почему-то лучше удавалось во время ходьбы, работы в саду на даче, или езды в переполненном транспорте.

Прошло два года, книга была переведена целиком. Что делать дальше? Моим близким переводы нравились, но хотелось получить более авторитетные отзывы. Возникла мысль обратиться в Институт Востоковедения РАН. Мне снова повезло — я познакомился с доктором филологии Л.Е.Черкасским. Автор исследования о Цао Чжи, позднее занимавшийся изучением переводов российских и советских классиков на китайский, Леонид Евсеевич, при всей своей занятости, согласился посмотреть на мои "опусы". Я вооружился печатной машинкой и приступил к набору доселе рукописного труда. К моему удивлению, отзывы Черкасского были большей частью положительными. На каждой машинописной странице с переводами попадалось когда одно, а когда и несколько стихотворений, отмеченных им восклицательным знаком. Справедливой была и его критика. Многие переводы после этого были радикально переделаны.

В какой-то момент нашего знакомства, Леонид Евсеевич спросил, что я думаю по поводу возможности включения избранных моих переводов в готовящуюся к изданию книгу "Поэзия эпохи Сун" из серии "Библиотека китайской классической литературы". Ну, кто бы тут возразил? В процессе подготовки подборки для этой книги я познакомился еще с двумя китаистами-переводчиками — Г.Б.Ярославцевым и И.С.Голубевым. Книга готовилась к выходу в издательстве "Художественная литература" под редакцией профессора ЛГУ Е.А.Серебрякова. Тем временем, перестройка вступила в этап экономического и финансового кризиса, началась обвальная девальвация рубля. Подготовка издания была приостановлена. Тогда Геннадий Борисович Ярославцев, работавший в ту пору редактором в том же издательстве, предложил попробовать пристроить подборку моих переводов в журнал "Иностранная литература", который ранее уже публиковал переводы из китайской классической поэзии. Журнальный редактор попросила у меня сборник, по которому выполнялись переводы. Результат был печален — журнал вскоре закрылся, а безрассудно отданная в чужие руки книга навсегда исчезла в недрах редакции. Поняв бесполезность дальнейших попыток напечататься в создавшейся экономической и культурной ситуации, я смирился с невозможностью когда-либо опубликовать свой сборник переводов.

Последним эпизодом моего общения с китаистами было знакомство в 1988 году с профессором ИСАА при МГУ В.И.Семановым. Познакомившись с моими переводами, он на полном серьезе (как мне показалось) предложил поступать к нему в аспирантуру и начинать писать диссертацию по Цинской поэзии. Но я, закончив в этом же году ГМПИ имени Гнесиных (ныне — Российская Академия Музыки), настолько устал от непрерывной учебы, что после некоторых раздумий решил отказаться от такого предложения.

Время шло, я сменил профиль работы, переквалифицировавшись из преподавателя музыкального колледжа в переводчика с английского и немецкого при коммерческой фирме. Там, в 1990 году, я впервые в жизни увидел компьютер. Освоив работу на нем, я решил перевести машинописную копию моего сборника переводов в электронный вид, что и было начато в Лексиконе, а закончено в ультрасовременном для того времени Winword’е 2.0, который мой уже успевший устареть компьютер тянул, выбиваясь из последних ресурсов. Тогда же созрело решение снабдить сборник собственными примечаниями и напечатать на лазерном принтере в количестве 2-х экземпляров для личного пользования. Так, в конце концов, книга увидела свет! После этого все опять успокоилось на несколько лет.

…Жизнь текла своим чередом. В 1995 году, я впервые познакомился с Интернетом и его возможностями. Netscape только делал младенческие шаги, а Explorer’а еще и в помине не было. Прошло еще три года. И вот, в начале 1998 года, я набрел на замечательный сайт China the Beautiful, посвященный китайскому языку и культуре, где я, к своему неописуемому счастью, обнаружил полный китайский текст навсегда, казалось, утерянного сборника "Стихи тысячи поэтов". После этого, моя давнишняя, но прежде безнадежная  мечта о публикации оригиналов и переводов параллельным текстом, вдруг получила возможность реализации в Интернете. Остальное было делом техники.

В заключение, я хочу сказать огромное спасибо создателям сайта Удивительный Китай, согласившихся разместить мои переводы и приложивших немало усилий к тому, чтобы усовершенствовать данную публикацию в техническом отношении. Благодаря их помощи, исполнилась моя давнишняя мечта — обрести возможность полноценного общения с людьми, увлеченными древней культурой Китая.

Дорогие посетители сайта Удивительный Китай! Вы можете оставлять Ваши впечатления в Гостевой книге переводчика или писать на мой почтовый адрес.


Краткая информация о переводчике:
Год рождения: 1960
Место рождения: Москва
Образование: Российская Музыкальная Академия им.Гнесиных, Российская Академия Экономики им.Плеханова
Языки: английский, французский, немецкий, польский, китайский
Место работы: Программа создания и эксплуатации Международной космической станции "Альфа"







Удивительный Китай <<< Поэзия Китая <<< Стихи 1000 поэтов    
Каллиграфия  |  Свиток 1  |  Свиток 2  |  Свиток 3  |  Свиток 4  |  По алфавиту
Lectures on Chinese Poetry
Дискуссионная страница    Поиск стихов

Гостевая Бориса Мещерякова  |  От автора перевода  | Написать автору
Гостевая сайта
Почта сайта
Форум





Вверх
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100